16.07.2003 14:59 Из военных вузов студентов уходит больше, чем приходит

Впервые за годы реформ российской армии руководство Минобороны всерьез задумалось о том, что процесс реформирования Вооруженных сил надо начинать не «с хвоста» - сокращения штатной численности, а «с головы» - реформы военно-учебных заведений. Причем с поправкой на то, что проблема с подготовкой офицерских кадров не должна замыкаться исключительно на сегодняшнем дне.

Армии будущего нужны командиры, владеющие методами и способами ведения современного боя. И что важно, не только общевойскового, авиационного или морского, как к этому привыкли военные со времен Великой Отечественной, а интегрированного, где одновременно задействованы не только наземные войска, но и космос, воздух и море, все виды вооружений и все рода войск.

В конце июня на базе академии Генерального штаба России прошли пятидневные сборы руководящего состава силовых ведомств, на которых был рассмотрен "план оптимизации системы военно-учебных заведений". Эксперты считают, что Вооруженные силы России отстают от самых современных западных армий не только из-за того, что на вооружении наших войск находится крайне мало высокоточных систем оружия, систем космической разведки, навигации и целеуказания, связи и автоматического управления войсками и разведывательно-ударных комплексов (все это в принципе есть в запасниках отечественной оборонки, и при наличии денег в бюджете страны может в одночасье появиться в войсках). Проблема шире и глубже. Если массовое перевооружение произойдет, то все это оружие может оказаться бесполезной роскошью в руках малообразованных «дикарей», не умеющих применять его в реальном бою. И что уж говорить о комплексном его использовании во взаимодействии с другими родами и видами ВС?!

По данным статистики, за последние семь лет (с 1995 по 2002 год) из Вооруженных сил России уволилось 416,5 тысячи офицеров. После училищ и институтов в армию пришли 244 тысячи. Из них 180,6 тысяч - выпускники высших военных учебных заведений, 26,5 тысяч - офицеры запаса, 30,6 тысяч - "студенты-двухгодичники", 2,2 тысячи - младшие лейтенанты, закончившие окружные курсы подготовки, и 4,1 тысячи - младшие лейтенанты и лейтенанты из прапорщиков и мичманов, имеющих соответствующее образование. Плохо даже не то, что военные ВУЗы дают войскам в 2 раза меньше офицеров, чем их ежегодно увольняется.

Проблема в том, что уровень подготовки современных выпускников далек от созданного в Минобороны идеала «офицера XXI века». «Термин «военное образование» имеет очень узко специализированное сугубо военное толкование, - признался Стране.Ru начальник Главного управления кадров - заместитель Министра обороны по кадрам Николай Панков. - В России же военное образование всегда было сильно системным подходом, развивающим, помимо чисто профессиональных качеств офицера, еще и его общий кругозор. Сегодня мы так же ставим задачу как узкопрофессионального так и всестороннего, гуманитарного образования офицера».

Между тем, делать это в современных условиях весьма непросто. Во времена СССР над вопросам подготовки кадрового состава Вооруженных сил трудились коллективы более 160 военных ВУЗов. В них готовили офицерскую смену не только для отечественной армии и флота, но еще и для более чем тридцати армий иностранных государств. После распада СССР за пределами России осталось 47 вузов, в том числе готовивших офицеров по уникальным специальностям. В результате корректировки системы ВУЗов, подготовку офицеров осуществляют 56 военно-учебных заведений: 10 военных академий, 9 военных университетов, 37 военных институтов. Ряд ведущих вузов имеют в своем составе филиалы. Все ВУЗы имеют государственную лицензию на право ведения образовательной деятельности по закрепленным специальностям. В ближайшие два года они пройдут процедуру аттестации и государственной аккредитации.

Однако сказать, что сеть вузов приняла свой окончательный облик и целостность, преждевременно. По мнению Панкова, система военных ВУЗов должна еще совершенствоваться как в количественном, так и в качественном отношении. Это одна из задач федеральной программы реформирования военного образования. Ее конечная цель - «создать оптимальную сеть военно-учебных заведений, отвечающую как потребностям военной организации, так и возможностям федерального бюджета по ее содержанию».

Параллельно с этим, как считают в Минобороны, должен быть решен еще один важный вопрос - повышение материально-технического состояния военных ВУЗов. Николай Панков не скрывает, что в некоторых учебных заведениях подготовка офицерских кадров идет на материале 70-х годов. Учебно-тренировочные средства - тренажеры, бронетехника, самоходные артиллерийские установки и другая боевая техника "имеют предельные сроки эксплуатации, ненадежны в работе и нуждаются в замене".

При этом 20-25 процентов учебно-тренировочных средств по огневой подготовке (автоматы, пулеметы, гранатометы и пистолеты) и 60-65 процентов - по вождению (вся бронетехника и автомобили) выпущены до 1990 года. А по срокам эксплуатации бронетанковое вооружение и военная техника уже «перехаживают» допустимые сроки эксплуатации на 10-20 лет. Таких экземпляров в военных институтах и академиях более 75 процентов. Еще хуже обстоят дела в авиационных вузах. На 95 процентах летательных аппаратов закончился ресурс двигателей и вспомогательных силовых установок, бортовое оборудование исправно на 40-45 процентов. Изменить эту тенденцию не просто. До 2003 года на развитие ВУЗов Минобороны вообще не выделяло денег. В этом году дало сразу 400 миллионов рублей. По словам Николая Панкова, министр обороны и начгенштаба настояли на том, что если в вид или род войск поступил хоть один новый образец вооружения или военной техники, то он должен быть в профильном для этого вида или рода вузе.

Парадокс заключается в том, что, несмотря, на крайне плачевное состояние материально-технической базы ВУЗов, в них сосредоточено около 70% всего научного потенциала Минобороны. Более половины от общего числа преподавателей военных вузов являются специалистами высшей квалификации (в их числе около 1500 докторов наук и более 7500 кандидатов наук). За последние годы укомплектованность должностей профессорско-преподавательского состава лицами, имеющими ученую степень, возрастает (с 45% в 1999 году, до 56% в 2002 году). Абсолютное большинство педагогов имеют богатый войсковой, в том числе и боевой, опыт. То есть эти люди не только знают чему и как учить, но и могут это делать практически.

После принятия правительством России программы перевода армии на преимущественно контрактный принцип комплектования, перед системой военного образования поставлена совершенно конкретная задача: «начать подготовку офицерских кадров, способных служить и выполнять боевые задачи в новых условиях.

Одним из шагов в этом направлении уже стал переход военных ВУЗов на новые государственные образовательные стандарты, разработанные на военные специальности. Теперь они более адаптированы к требованиям и вызовам современности. Другим направлением деятельности стало использование госстандартов двойного назначения, которые обеспечивали бы как высокую военно-профессиональную подготовленность выпускников, так и гарантировали их социальную защищенность при увольнении с военной службы. Например, стандарт на специальность «Управление персоналом» уже разработан и реализуется в ряде командных вузов. Как надеются в Минобороны, все эти меры в итоге должны обеспечить приток в войска нового поколения офицеров способных в полной мере соответствовать стандартам высокотехнологичной, профессиональной современной армии.